Выборы в Турции – Московская правда| Лев Московкин – Россия сегодня

65

Первый тур выборов президента Турецкой Республики состоялся 14 мая в рамках всеобщих выборов 2023 года одновременно с выборами депутатов однопалатного парламента.

Длина избирательного бюллетеня достигла метра. Активным избирательным правом обладают в Турции шестьдесят миллионов человек. Приняли участие в голосовании 53 миллиона.
Победивший кандидат станет президентом страны на последующие пять лет.
Для победы в первом туре 14 мая было бы достаточно набрать пятьдесят процентов голосов плюс один. Зачем так просто, если можно сложно с интригой. Второй тур выборов президента Турции назначен на 28 мая. Тут из двух фаворитов первого тура побеждает кандидат, набравший простое большинство голосов.
Высокая явка более 88% придает выборам президента Турции референдумную окраску по выбору политического курса страны. Избирательные участки были отрыты для голосования в 81 провинции страны с 8 до 17 часов. На некоторых участках очереди желающих голосовать образовались с самого утра.
Турецкое избирательное ноу-хау отличается от известных приемов типа эффекта бабочки или голосования по почте. Фаворитов президентских выборов, как часто бывает, два, национальной ориентации и элитарно космополитической. За ними с гигантским отрывом идет националистический спойлер. Такой разрыв редко бывает. В обычных странах вроде США за узнаваемыми кандидатами следует длинных хвост, заполняющий пропасть между властью и населением.
В Турции ничего подобного нет. Никаких хвостов. Есть нюанс в виде четвертого кандидата в бюллетене. Он снялся с выборов за три дня до выборов, чтобы не размывать голоса оппозиционного кандидата, но его оставили в бюллетене.
Созерцание ближневосточного избирательного шоу турецкого разлива наводит справедливое недоумение – чего ж Россия такая честная? Сравнивать с выборами президента США не хочется, эталонной имитации демократии. По информации Википедии, изначально ожидалось, что выборы пройдут 18 июня, однако затем дата была сдвинута на 14 мая.
Кандидат в президенты Турции должен быть старше 40 лет, иметь как минимум одно высшее образование. Выдвинуть своего кандидата имеет право любая партия, набравшая более пяти процентов голосов на предыдущих парламентских выборах. Также выдвинуть кандидата могут партийные альянсы или коалиции, чей суммарный показатель на предыдущих выборах превысил пять процентов. Независимые кандидаты могут участвовать в выборах при условии сбора ста тысяч подписей в свою поддержку.
В итоге первого тура планки пятьдесят процентов не достиг никто. Действующий президент Реджеп Тайип Эрдоган, лидер правящей Партии справедливости и развития, чуть-чуть недобирает до пятидесяти процентов. Его оппонент Кемаль Кылычдароглу, зампред Народно-республиканской партии, отстает примерено на пять процентов. Разрыв между ними небольшой, в ходе предвыборных опросов Кемаль устойчиво лидировал.
Кандидат от альянса Ата Синан Оган получил около пяти процентов. Лидер партии «Родина» Мухаррем Индже снял свою кандидатуру за три дня до выборов, но в бюллетенях его оставили, и он получил 0,25% голосов.
Итоги подсчета ста процентов бюллетеней стали известны уже наутро 15 мая.
Официально итоги голосования первого тура обещают представить 19 мая. Таким образом, предъявление итогов голосования в Турции производится по российской модели без задержки, но в два этапа, что снижает неопределенность и эффективность протестов.
В парламентских выборах участвовали 36 партий.
Великое национальное собрание Турции (меджлис) состоит из шестисот депутатов. «Республиканский альянс» с правящей Партией справедливости и развития Эрдогана получает, по предварительным данным, 322 мандата.
Оппозиционный «Народный альянс» во главе с Народно-республиканской партией Кемаля Кылычдароглу – 212 мандатов.
Партия справедливости и развития потеряла 24 мандата и снизила представительство с 290 до 266 мандатов.
Оппозиционная Народно-республиканская партия получила на 24 мандата больше и повысила представительство с 144 до 168. Входящие в «Республиканский альянс» Партия националистического движения и Новая партия благоденствия получили соответственно 51 и 5 мандатов.
Кроме четырех указанных в бюллетене кандидатов на пост президента, намеревались выдвигаться в президенты: бывший премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу; проживающий во Франции турецкий бизнесмен и бывший медиамагнат Джем Узан; председатель Партии националистического движения Турции Девлет Бахчели; мэр Стамбула Экрем Имамоглу; мэр Анкары Мансур Яваш.
Эрдоган к моменту выдвижения находился на посту президента восемь лет. До того в течение одиннадцати лет он был премьер-министром Турции.
Один и тот же человек может находиться на посту президента не более двух сроков подряд, но Эрдоган получил возможность обнулить число сроков после конституционной реформы.
Пост премьер-министра упразднен в ходе конституционной реформы 2017 года, и Турция стала супер президентской республикой.
В США тоже нет премьер-министра, президент по совместительству возглавляет кабинет – аналог правительства. Однако в этой уникальной стране публичная власть выполняет вторичную роль. Столь необычные формат был заложен при образовании конфедерации Союза североамериканских государств. После гражданской войны страну преобразовали в федерацию, но роль федеральной власти от этого не усилилась. Государства в нашем понимании в США нет.
Действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган оказался в непростом положении под угрозой перехода в оппозицию его правящей Партии справедливости и развития.
Такое обострение демократии в истории Турции уже было и не привело ни к чему хорошему.
Турция это преодолела. Свою роль сыграла настойчивая политика этнической унификации, обратная ленинской национальной политике и похожая на жесткий курс внутренней политики Китая. В Турции снижено внутреннее влияние курдского фактора и внешнее давление выстраиваемой США деструктивной оппозиции. Турецкий вариант олицетворяется отсиживающимся в США с 1999 года проповедником Фетхуллахом Гюленом. Настойчивые требования выдать Гюлена ответа не получили. Большинство «борцов с режимом» Турция выдавила за границу.
Курдский фактор менее типичен. Собственного государства у этого народа нет, хотя его способность к самоорганизации и влияние на ход истории высоко. Историческая судьба курдов похожа на евреев до 1948 года. Трудно назвать страну, где их нет, но собственного государства не было.
Основатель и лидер Рабочей партии Курдистана Абдулла Оджалан с 1999 года отбывает пожизненное заключение в турецкой тюрьме на острове Имралы. В отсутствие национального лидера руководство Турции добилось снижения критического уровня нелояльности курдов.
Депутат Алексей Митрофанов во время работы второго созыва Думы вел активную внешнеполитическую деятельность с Северной Кореей, Ираком и курдским движением, предлагая вывезти Оджалана в Россию в преддверие неминуемого ареста. Большинство проектов и просто идей Митрофанова реализовалось напрямую или через других депутатов ЛДПР, включая Жириновского. Однако на рубеже веков мало кто понимал Митрофанова. На мой взгляд, если бы Оджалана удалось вывезти, Москва получила бы рычаги влияния на Ближнем Востоке не столь затратные и тяжелые в реализации, как принято в традиции русской империи инвертированного центробежного формата внешней консолидации за счет внутренней.
Политологи и прочие комментаторы заранее прогнозировали выборам-23 в Турции судьбоносное значение триггера мировой истории. Если бы это было так, то, наверное, уже бы произошло на каких-то выборах последних лет в США, КНР, ФРГ, Бразилии, Казахстане. Но даже в Израиле возвращение во власть опытного Биньямина Нетаньяху не принесло стабильности, хотя и прекратило цепь абортивных выборов.
Начиная с переизбрания Путина в 2018 году, выборы вернули свое сакральное значение, и окончательно ушла в прошлое неуклонно нараставшая электоральная усталость.
Наиболее вероятно выборы в Турции скорее законсервируют сложившуюся ситуацию, чем изменят ее. По этой причине Эрдогану невыгодна легкая победа, за которой следует больше ответственности.
Политолог Сергей Михеев считает, что Эрдоган мог бы накрутить 51%, но делать этого не стал, повышая риск цвеченого сценария. Он же отметил, что социологические опросы везде и всегда были инструментом манипуляции. В таком случае понятно, почему при голосовании позиции Кемаля и Эрдогана волшебным образом перевернулись относительно предвыборных опросов.
В пользу консервации говорит тот факт, что у Вашингтона остается набор инструментов под общим лейблом «сборщики голосов», позволяющих нивелировать любые национальные достижения против глобального имперского управления. Делается это разными способами, включая коррупционную скупку недостающих голосов, кампании персональной дискредитации, санкции, шантаж и физическое устранение.
С другой стороны, консервации мировой ситуации в неравновесном состоянии способствовал срыв при помощи Москвы устроенного Вашингтоном в Турции путча в 2016 году. Государственный переворот казался неизбежным, но президенту Реджепу Тайипу Эрдогану удалось принять радикальные меры, недоступные в России. В частности, лишение гражданства.
Россия, на мой взгляд, плодами своих усилий не воспользовалась и условий по изменению политики Турции в своем отношении не обусловила. Турция остается экспортером в Россию продуктов и услуг регулируемо сниженного качества и таким же демпинговым импортером русского туризма.
Турция обеспечивала подготовку исламских религиозных деятелей для России, не всегда лояльных. Из Турции правит вселенский патриарх Варфоломей, коррупционер, бывший военнослужащий, которого привезли на президентском самолете США, и реализующий проекты США против России и православия, провоцируя расколы и захваты храмов. Варфоломей называется предстоятелем Константинопольской православной церкви, но города такого, Константинополь, нет с 1930 года. Турецкая почта не принимает отправления в Византию.
Вашингтон своего влияния не снизил. Эрдоган не видел угрозы для Турции в русофобской деятельности и оказался прав. Москва простила даже передачу под мечеть главного храма православия собора Святой Софии. Смысла в этом не было, кроме демонстрации силы Вашингтона и слабости Москвы при непротивлении Анкары.
Турция с ее тяжелым историческим наследием геноцида болгар и армян сильно портит свой имидж безразличным отношением к богатому наследию Византии. Москва в роли Третьего Рима, наследница разрушенного варварами античного эстетизма, для сохранения византийского наследия ничего не делает.
В то же время зависимая от России и раздираемая внутренними противоречиями Турция выступает с имперскими амбициями в объеме мечтаний намного больше Польши. На антироссийские проекты Польши Вашингтон влил денег больше финансового обеспечения плана Маршалла. Природа имперских проектов Турции не очень понятна. Возможно, это те же игры глобальной власти.
Возможности Эрдогана ограничивает гигантская инфляция.
Роковую роль сыграло февральское землетрясение в Турции и Сирии. Если бы оно произошло после выборов, предвыборный расклад был бы другой. Москва оказала всемерную помощь, но тут она не могла сделать то, что удалось скрыть при ликвидации последствий землетрясения 6 февраля в армянском Спитаке – чрезвычайно низкое качество строительства.
Властные уступки строительной мафии стали одновременно и электоральном фактором, и национальной бедой Турции. Здравый смысл национального интереса уступил коррупционному ресурсу. Не нам бы судить, потому что в России не производится строительство для целей жилищного обеспечения нуждающихся, в основном для инвестиций, либо в развитие обнищания страны.
Положение Эрдогана оказалось настолько незавидным, что с ним случился приступ недомогания в прямом эфире. Трансляцию тут же выключили. Однако данный факт сработал скорее на пользу, если президент горит на работе.
За два дня до голосования произошел показательный эпизод, напоминающий по нелепости избирательную кампанию в Германии.
Кандидат от шести оппозиционных партий «Народного альянса» Кемаль Кылычдароглу выступил c интервью Wall Street Journal с тем, что от него ждет западная аудитория. Затем написал в твиттере:
«Дорогие русские друзья, вы стоите за монтажами, заговорами, контентом Deep Fake и записями, которые вчера были разоблачены в этой стране. Если вы хотите продолжения нашей дружбы после 15 мая, держите руки подальше от турецкого государства. Мы по-прежнему выступаем за сотрудничество и дружбу».
Запись появилась по-турецки и по-русски. Поскольку твиттер в России запрещен, возможна ориентация на перебежчиков из России, кто трудоустроен в антироссийских проектах Пентагона. В России мем «мягкая сила» бездумно тиражируется, но сама она не используется. Россия к таким методам неспособна.
Высказывание Кемаля не могло быть случайной оплошностью. В России его широко тиражировали СМИ, начиная с ВГТРК, и при этом понимания не нашли, в очередной раз демонстрируя политическую непоследовательность. Слова Кемаля означают очевидное. В нынешнем состоянии США для них есть вещи поважнее того, кто победит на выборах в какой-то стране НАТО, где возможности влияния и так останутся. Кампанию Кемаля ведет Вашингтон, для которого на первое место вышел ремонт имиджа путем голословного переваливания своей мягкой силы на Россию. На втором остается искусственная хаотизация. Сказывается традиционный расчет на маргинальный сегмент аудитории, которому не нужны доказательства в виде аргументов или фактов.
Непонятно, зачем политическому деятелю с угрозой для рейтинга проводить в своей стране интересы глобальной элиты в США, но это явление массовое.
Президент Эрдоган ответил незамедлительно. «Господин Кемаль теперь привязался к России, что она якобы направляет выборы в Турции. Пусть тебе будет стыдно. Что ответишь ты, если я скажу, что в выборы в Турции вмешиваются США, Франция, ФРГ, Великобритания?»
Эрдоган подчеркнул, что в отличие от Кемаля сидел с ними за одним столом, они лжецы.
Тут уже расчет на аналитическую аудиторию, и таким образом Эрдоган сыграл в команде Путина.
Турецкие выборы не изменят ситуацию в мире, но они стали проявителем теневых сторон по сути.
Проблема России в том, что она не вмешивается даже в собственные внутренние дела, за исключением, может быть, срыва снежной революции. Другим странам Россия активно помогает поддержкой естественного развития событий. Помогли суммой двадцать млрд долларов Бушу-мл. Затем помогали Марин Лепен, Николасу Мадуро. Турция нужна России не только для минимизации деструктивного давления через нее. Турция сохраняет ключ от проливов и сухопутный транспортный коридор с Армений.
Однако Россия нужна Турции критически больше. Эрдоган, очевидно, это понимает, иначе бы лидер страны НАТО не пошел на риск санкций, закупая российский комплекс С400.
Помощь России не всегда финансовая, Эрдогану досталась массированная косвенная поддержка.
Кроме заманчивых предложений по газовому хабу и зерновой сделке, проекта строительства АЭС «Аккую», речь идет о росте неравновесного баланса взаимной торговли. Экспорт в Турцию растет за счет реэккспорта дизеля. Импорт растет за счет товаров и продуктов, которые Россия может и должна производить сама. Мне кажется, Россия не только поддерживает Турцию, но и снабжает через нее недружественные страны ресурсами для войны против себя.
Намерение перевести торговлю на национальную валюту вылилось в диверсификацию – доллары, евро, рубли, юань и золото. В итоге Россия пополняет запас неконвертируемой валюты на фоне роста дефицита бюджета. При этом строительство АЭС «Аккую» по уникальным технологиям идет на кредит России, и в общем это хоть какой дополнительный повод сменить власть в Турции. По опыту возврата кредитов России это почти даром.
Дружба с Россией обходится дорого для России. В случае США все наоборот.
На день голосования в первом туре представляются неизбежными потрясения, подобные тому, что устроили в Бразилии против Лулы да Сильва. Мне кажется, опыт и связи Эрдогана позволят ему победить во втором туре и преодолеть уличные протесты.
За день до голосования Sputnik на Зубовской провел видеомост Москва – Ереван на тему «Турция в преддверии выборов» с участием доцента кафедры истории стран Ближнего и Среднего Востока ИСАА МГУ Павла Шлыкова. Его информация использована в материале.
По словам Павла Шлыкова, эти выборы для Турции чрезвычайно важны. Они определят политическую систему, развитие экономической модели и то, как будут развиваться отношения Анкары с западными ближневосточными странами и, конечно же, с Россией. Турция вошла в эти выборы неожиданно. Во-первых, землетрясение в феврале. Погибло пятьдесят тысяч человек, разрушено пятьдесят тысяч зданий. Огромный ущерб придется исправлять любому, кто победит. Выборы важны для каждого гражданина Турецкой Республики, это кредит доверия тому, кто будет бороться с потрясениями. Трагедия Турции в том, что потрясения произошли до выборов, они повлияли на все партии и во многом определят политическую повестку безотносительно того, кто победит в выборах.
С экспертом невозможно не согласиться. Стихийные бедствия вскрывают пороки действующей публичной власти и перестраивают национальное самосознание, повышая отторжение влияния глобальной непубличной власти. Национальным политикам иногда приходится с этим считаться. Слишком много внутренних вопросов, которые надо было решать вчера.
Лев МОСКОВКИН.
Фото «Московской правды»

Ссылка на источник новости

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*

Leave the field below empty!

Генерация пароля
Закрыть